Previous Entry Share Next Entry
Часть 4
dragonik
«Гулявший» по громкости шум из динамика телевизора прорывался в мозг, не давая сосредоточенно подумать над тем, что произошло и проанализировать дальнейшие шаги. Невыносимо хотелось есть, но еще больше было желание выпить воды. Во рту было очень сухо, так, словно он вчера весь вечер кутил за выпивкой. Поднявшись Максим, в полутьме нащупывая стену, подошел к телевизору и выключил злополучный ящик. Стало совсем темно и тихо. На секунду Максу показалось, что эта ситуация, в которой он оказался, и есть то, что называют смертью. Темнота и абсолютное отсутствие внешних раздражителей, и ничего больше… Парень вспомнил, что где-то в гараже лежал старый отцовский противогаз, который Макс часто любил примерять на себя в детстве. Отец сумел стащить из склада эту вещицу на память, когда дембельнулся из армии, отслужив воинскую службу где-то на Урале в секретных тогда войсках РХБЗ (радиационная химическая и биологическая защита).
Максим подошел к месту, где стояла лестница. Теперь она лежала на полу, накрытая бензиновой канистрой. Достав лестницу, он выставил её к верху в направлении дверцы погреба и полез вверх. Полная неизвестность ждала его там, наверху. Пока он поднимался, в организме значительно повысился уровень адреналина, страх пробежал по спине. Лишь только Макс открыл дверцу, напор холодного как лёд воздуха с слабыми лучами полуденного света ударили ему в глаза. В воздухе почувствовался резкий запах химии. Глазные железы моментально брызнули слезой, полностью замутив зрение. В глазах всё стало «плыть». Предметы вокруг перестали быть узнаваемыми. Не растерявшись, Макс быстро закрыл глазницы, и стал на ощупь искать индивидуальное средство защиты. Руки перебирали десятки предметов лежащих на полках, под ноги, на бетонное основание падали ящики с гайками, шурупами и прочим железным хламом. Дышать было невозможно, каждый вдох крепко обжигал слизистую оболочку носа. Запас воздуха который Максим, вдохнул перед выходом из подвала, иссяк, и почувствовав что дышать уже нечем, он быстро направился к подвальной двери. Дверка плотно захлопнулась над головой Макса, и он с жадностью вдохнул холодного не испорченного химией подвального кислорода.
Отчаяние и неизвестность произошедшего заставили мозг быстро перебирать варианты местонахождения противогаза. И тут он вспомнил, что в уже далёком детстве, когда-то он спрятал противогаз за ящиком с песком. Спрятал потому, что отец хотел его выкинуть когда проводил очередную «генеральную» уборку… Решительно Макс полез обратно, выкарабкавшись наверх он подошел к красному пожарному ящику с песком и просунув руку за ним достал противогаз. На голову средство защиты налезло с трудом, резина за долгие годы ссохлась и стянулась. В противогазе он уже мог нормально дышать, хотя сквозь угольный фильтр химия непонятного состава в атмосфере всеравно ощущалась. Стёкла слегка запотели. Макс обернулся к выходу из гаража. На дорожном гравии лежало бездыханное тело отца. Широко открытые глаза и рот, однозначно трактовали мучительную смерть. С криком Максим кинулся к родителю. На груди мёртвого отца в слезах от горя он лежал, забыв обо всём на свете. Мысль о том, что с матерью и невестой произошло тоже самое, приводила в ужас и отчаяние. Теперь он остался наедине с самим собой, на всей планете у него уже не было ни родных, ни близких людей, теперь у него не было и друзей. Не было никого, кто мог бы, взявши его за плечо, поддержать в трудную минуту. Тем более в эту трудную минуту, которая длилась сейчас… Минута, которая напоминала вечность. Сейчас, лежа на груди мертвого отца больше всего Макс сожалел, что в момент взрыва на улице находился его отец,а не он. Лучше бы он умер, но не видел бы такой страшной картины, которая сейчас его окружала. Слёзы меделенно стали высыхать, или же они «закончились», этого было не понять, но через некоторое время к парню вернулся здравый ум и самообладание. Макс решил, что если ему удалось выжить, будучи случайно «запертым» в гаражном подвале, значит, есть вероятность, что в Городе или близ него, найдутся такие же спасшиеся. Совсем чужие люди, но люди. Ведь люди, они одного роду-племени, они могут выслушать, помочь. Вполне вероятно, что в городских бомбоубежищах, которые советская власть так много понастроила в годы холодной войны, могли спастись жители. В центре Города, под одним из НИИ существует бомбоубежище, которое в те далекие времена было призвано обеспечить защиту даже от прямого ядерного удара.

?

Log in

No account? Create an account